Онкология и психотерапия — онкопсихотерапия

danilin

Сегодняшней статьёй мы открываем новую рубрику на сайте — онкопсихотерапия.

В этом понятии совмещены сразу две очень важные, но пока не совсем дружные стороны вопроса лечения рака — онкология и психотерапия. Дело в том, что сегодня при лечении рака пока ещё очень мало рассматривается вопрос «А как чувствует себя раковый больной психологически? Чем можно ему помочь, чтобы он не так сильно переживал при лечении?» Поэтому мы решили создать рубрику онкопсихотерапия и уделить должное внимание теме онкопсихология.

В этой рубрике мы будем освещать чисто психологические  вопросы, которые возникают у раковых больных при лечении рака. Мы просто уверены, что эта тема очень важная в онкологии и тысячи онкологических больных найдут здесь очень важную информацию для себя.

Сегодня мы представляем Вашему вниманию интервью Светозара Богатырёва и психотерапевта Александра Данилина, автора книги «Таблетка от смерти» и ведущего программ на радио «Россия»

Светозар Богатырёв: — Хотелось бы спросить Вас, как человека, который конкретно занимается онкопсихотерапией, как Вы видите такое положение вещей, что в странах СНГ в отличие от стран западных, всё таки онкопсихотерапия не является составной частью государственной медицины — государственных клиник и так далее?

Александр Данилин : — Понимаете в чём дело? То, что представляет собой онкопсихотерапия на западе, это всё таки совсем не то, что я и вообще весь семинар называю онкопсихотерапией. Это скорее хосписные модели. Это модели сочувствия и поддержки. И поскольку Вы говорите широко о западной медицине, то Вы в первую очередь имеете в виду те формы психотерапии, которые разрешены там законом и оплачиваются страховой медициной.

Светзар Богатырёв: — Да, конечно.

Александр Данилин : — И в некотором смысле то, что Ваш семинар имеет в виду под активными формами психотерапии рака, под мировоззренческой психотерапией, под трансформирующей психотерапией , психотерапией, меняющей цели человеческой жизни, то все эти формы психотерапии там точно так же не развиты как и у нас.

Первые концепции, в светлые для психотерапии 50-60-е годы формировались очень легко и очень широко, но это не значит, что если западные авторы первыми сформулировали эти концепции что эти же их концепции на западе применяют.

Вне всякого сомнения Америка создала джаз, но американцы джаз не слушают. В России его слушают гораздо лучше, чем в Америке — это что бы было понятно. Я думаю, что ровно то же самое имеет отношение к формам психотерапии не как к поддержке, а как лечение рака!

Мы ведь говорим о психотерапии, как активной инвазивной процедуре, которая помогает основной терапии именно преодолевать основное заболевание раком.

А это немножко не то, что оплачивает госстраховка и в Европе и в Америке.

Поэтому, понимаете, беда немножко в другом. Беда в том, что в строгом смысле этого слова ни одному действующему психотерапевту , работающему с онкологическими больными не придёт в голову брать с него деньги! поскольку любая такая работа оплачивается в первую очередь благотворительными фондами.

У нас, как Вы знаете, такой деятельности нет. Государство на самом деле оплачивает примерно то же самое, что и в Америке, а вот психотерапия это всегда некоторый благотворительный процесс и это то, чего мучительно не хватает нам.

И лично я перестал заниматься онкопсихотерапией по той простой причине, что я не могу брать деньги с онкологического больного. пусть на меня не обижаются коллеги — это ка бы вопрос не теоретический и личный.

Проблема нашего рода психотерапии фактически заключается в следующем — мы выступаем в роли помощников, все преобразования в себе совершает сам онкологический больной но с помощью тех подходов, которые мы тренируем. А дальше не будучи в силах что-либо ему обещать, я должен брать с него плату, ну например чтобы вести группу, иначе как я выживу сам?

И вот поэтому я перестал набирать группы, которые занимаются чисто онкологическими проблемами, потому что это внутренняя преграда.

Светозар Богатырёв: — тогда такой вопрос: так или иначе, но  у Вас всё таки есть конкретный опыт с большим количеством людей по теме онкопсихотерапия. Как Вы видите, на сколько качественно онкопсихотерапия всё таки способна помочь конкретным онкологическим больным?

Александр Данилин : — мой опыт свидетельствует, что по крайней мере в 2 раза, а то и в 3 раза мы можем увеличить процент ремиссии у онкологических больных — в этом я убеждён точно. Но это очень зависит не столько от методов, а от того насколько сам психотерапевт как личность сможет внушить людям именно конкретный непосредственный энтузиазм.

Это то, о чём только что говорилось на семинаре. Самый главный решающий вопрос — это как ни странно вопрос, зачем человеку нужно здоровье. И вот, если психотерапевт сможет дать онкологическому больному мотивацию и объяснить ему, зачем, что он будет делать, если останется здоровым — это решающий вопрос.

Это вопрос не метода, а это вопрос души.

Светозар Богатырёв: — и в связи с этим появляется ответственность у врачей, которые выбрали такую героическую профессию? Чувство ответственности за то, что возможно помочь миллионам страждущих людей. В 2 — 3 раза — это колоссальная помощь исходя из Вашего опыта?

Александр Данилин : — это тот личный опыт, который лично я получил при лечении онкологических больных.

Вообще, я считаю, что рак и любая форма онкологических заболеваний — это форма жизненного кризиса. Это болезни общей неудовлетворённостью человека своей жизнью и это попытка человека, как бы родиться вновь.

Вот знаете, очень хорошо знакомо людям нашей страны чувство «я не подхожу этой жизни», «я не имею самостоятельности, способности на коммерцию и такое прочее»

Именно этот психосоматический пуск, эту неудовлетворённость жизнью я считаю главным механизмом запуска заболевания онкологией.

И если мы, в процессе лечения меняем отношение к болезни, то это и есть выздоровление — смена отношение к болезни!

Светозар Богатырёв: — и в заключение я хотел бы выразить надежду, что те, кто нас смотрит, кто интересуется этой темой и наши коллеги психотерапевты, психологи задумаются над тем, что онкопсихотерапией можно реально помочь многим и многим людям.

Александр Данилин : — во-первых мне бы хотелось со своей стороны поблагодарить организаторов семинара за жизненно важное дело — устраивать такие семинары. если Вы обратили внимание, собственно онкологов на семинарах нет — для них это совершенно другая жизнь и это беда нашей страны. У них свои методы лечения...

Я же свои методы изложил в своей книге — это книга о том, что я дела в группах на практике, когда занимался онкопсихологией. Там всё есть от А до Я, я ничего не скрыл и поэтому по ней абсолютно спокойно можно работать с пациентами.

Светозар Богатырёв: — хочу Вас поблагодарить и сказать, что с нами был известный российский психотерапевт, который имеет очень большой опыт онкопсихотерапии — Александр Данилин автор книги «Таблетка от смерти» и ведущий программ на радио «Россия»

Смотрите интервью Светозара Богатырёва и Александра Данилина, записанное в Москве на международном семинаре по онкопсихологии:

Онкология. Психотерапия.

Так же предлагаем Вам посмотреть лекцию Александра Данилина в Москве на международном семинаре по онкопсихологии — для этого подпишитесь на бесплатный курс «Современная профилактика рака» и получите доступ к видео!

Bookmark and Share

Статьи на эту же тему:

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Save on discount prescription online pharmacy allowing for medicaments and health products. Free online consultation at canadian pharmacies {:)[ buy viagra professional with the best prices.